Литературная пауза: Егорка. Часть-1

Вы не расстраивайтесь, Зоя Павловна…

Десять, — скорбно произнесла он, словно зачитала приговор.

Что десять? – На этот раз поинтересовался отец. Вячеслав с досадой посмотрел на него.

Десять лет, — пояснила женщина. – Ровно столько было бы в сентябре, как я здесь. И вот нате – пожалуйста.

Да с вашей квалификацией и опытом – вас куда угодно. – Вячеслав решил не подхватывать нарастающую волну корпоративного оппортунизма, и пытался мягко, через лесть перенаправить его в безопасное русло иной перспективы и возможностей. – Вас с руками и ногами – в любую школу, какую захотите.

Вячеслав перенёс фокус с родинки на глаза и обнаружил в них недобрую настороженность.

Вот и вы, Вячеслав Аркадьевич! Вот и вы!.. Во всей школе никому и дела нет, какую неслыханную дерзость позволяет себе администрация. Только и слышу кругом: «всё будет хорошо», «не переживайте», «всё устроится», «с вашим-то опытом», и ни одного сочувствия, не говоря о том, чтобы попытаться вмешаться!..
Примерно этого и ожидал Вячеслав и корил себя, что ничего не предпринял. Теперь сиди и выкручивайся перед ней.

Зоя Павловна, — как можно сдержанней произнёс Вячеслав. – Во что я могу вмешаться? Посудите сами: я – никоим образом не вхожу в состав администрации школы, я – самый обычный учитель. Что я могу решить?

Глаза Зои Павловны заблестели.

Ой, не скажите, Вячеслав Аркадьевич. Кого-кого, а вас бы послушали. Вы, может, не знаете, или не хотите этого признавать, однако к вам прислушиваются больше, чем к Сергею Аскольдовичу. И если бы вы хоть раз внесли предложение, его тут же поддержали. Но вы так пассивны!

Вот-вот должен был прозвенеть звонок. Вячеслав не хотел пробираться сквозь ватагу школьников, потому хотел выйти из кабинета раньше. Разговор же не способствовал этому. Следовало что-то предпринять. Вячеслав встал.

Что я могу для вас сделать, Зоя Павловна?
Зоя Павловна забегала по его лицу глазами, словно бы ища в чертах ту нужную комбинацию, что составила бы близкое к согласию выражение лица.

Поговорите с Анастасией Константиновной.

А при чём тут зауч? – Вячеслав недоумённо воззрился на неё. – Насколько я знаю, такие вопросы решает директор.

Ой, — скривилась она, как от сочной дольки лимона. – Что нынче Аделаида Натановна решает-то?

То есть, по-вашему, всё решает зауч? – поинтересовался отец Вячеслава с каким-то ехидным блеском глаз, который очень не понравился Вячеславу. Он знал это воодушевление. Отец вовлекался в некую ему одному известную игру и хотел маленького представления. Это было в его духе.

А то кто же?! – воскликнула женщина. – Всем известно и Вячеславу Аркадьевичу тоже: что` зауч решит, то и будет.

Мне кажется, вы несколько переоцениваете возможности Анастасии Константиновны, — произнёс Вячеслав. – Но даже если бы так оно и было, вообразите, как я с открытым забралом отправлюсь штурмовать серого кардинала нашей школы.
Отец прыснул от смеха, а женщина гневно сверкнула глазами.

Вы вот всё смеётесь, Вячеслав Аркадьевич, потому как не вас, а меня увольняют. А ведь придёт время, и вас могут попросить. А потом, — тут она несколько замешкалась, но всё же выпалила, — чего доброго, и Егорку примут! И не полы мыть!

Кого-кого? – не понял отец и уставился на Вячеслава, чьи черты тут же обозначились резче, лицо зашлось пятнами. Неимоверным усилием воли он совладал с собой и еле слышно произнёс:

Вам-то она что сделала?
Женщина недоумённо захлопала глазами, хотела что-то добавить, но Вячеслав миновал её и только у самой двери бросил:

Разбирайтесь без меня.

Вячеслав двинулся по коридору и, только пройдя шагов двадцать, попытался сообразить, куда ему надо. Завернул за угол. По мере того, как он приходил в себя, чувствовал, как на смену гневу приходит стыд, ему всё отчётливей представлялось, какими неприятными окажутся для него последние дни работы Зои Павловны, как она ему перемоет каждую косточку и не упустит случая припомнить этот его уход, побег – как ещё назвать? И отца с ней оставил. Один бог знает, что он выкинет.

Дойдя до середины коридора, Вячеслав запоздало сообразил, что миновал нужный пролёт, откуда до учительской – рукой подать. Но возвращаться не стал, а дошёл до угла и проскользнул в уборную. К его удивлению, комната была свободной. Хотел было закурить, но спохватился. Заглянул в тусклую глубину зеркала над раковиной – на него глядело худое и небритое лицо стремительно стареющего мужчины, в котором смутно проглядывался его такой живой и почти цветущий облик трёхлетней давности.

Часть-2

АвторАртур Мустыгин

Похожие

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *