Семь способов поразить противника

Грег Стюарт о предсезонных сражениях команд на трассах во время тестов и способах одержать над противником верх еще до начала сезона.

тесты ф 1

Сунь Цзы в своей книге «Искусство войны» писал: «Все войны основаны на обмане».

Что еще такое Формула 1, как не самая утонченная спортивная война, где вооруженный до зубов рыцарь-пилот сражается впереди огромной армии, представляя ее интересы, а позади него топорщатся пиками сотни и тысячи других людей, чья общая цель заключается в том, чтобы сломить защиту соперника?

Предсезонные тесты — первая попытка начать это сражение, и для победы здесь хороши все способы, которые годами и годами проверяют команды на себе и друг на друге. Главное — перехитрить соперника и сломить его психологически еще до старта первой гонки сезона.

Но что это за методы и способы? Чтобы узнать о них, мы поговорили с руководителем технического подразделения Формулы 1 Пэтом Симондсом.

1. Гонка за славой

Это, пожалуй, самый старый и известный способ, но, как показывает практика, впечатление он производит разве что на спонсоров.

Пока все команды стараются на самом деле тестировать новый автомобиль, одна из команд заливает в свою машину минимальное количество топлива и отправляет ее на быстрый круг, чтобы рекордное время круга произвело на всех впечатление, а спонсоры поскорее достали свои чековые книжки. Вам кажется, что команда на самом деле совершила прорыв, но затем в первой же гонке все встает на свои места.

Жан Алези за рулем Prost A04
Жан Алези за рулем Prost A04

Самый очевидный пример такого подхода — Жан Алези за рулем Prost A04 с двигателем Ferrari на зимних тестах 2001 года, когда конкуренты не верили своим глазам — такие великолепные времена демонстрировала эта машина. Однако уже в первый боевой уикенд в Мельбурне их отставание от Ferrari Михаэля Шумахера составило порядка трех секунд!

Второй не менее известный пример — Эдди Джордан и его прекрасная EJ191, которая неслась как ракета на зимних тестах с Бертраном Гашо за рулем, пока не начался гоночный сезон.

Бертран Гашо оказался подозрительно быстр за рулем Jordan 191
Бертран Гашо оказался подозрительно быстр за рулем Jordan 191

2. Гири, которые тянут вниз

Прямо противоположным способом является намеренное занижение мощности на тестах, когда команды таким образом вводят других в заблуждение — не показывая реальную мощность.

— Иногда мы совершенно не желаем демонстрировать, на что же мы на самом деле способны, — говорит Симондс, вспоминая времена в Renault или Williams, — и лучший способ это сделать — просто скрывать свою скорость.

В такой ситуации умные люди не выпускают на трассу машину с пустыми баками, а, наоборот, заливают немного больше топлива, чем требуется. Всего-то примерно на 10 кг больше, но этого достаточно, чтобы накрутить порядка 0,3 секунды на время круга. И когда ты видишь, что кто-то едет медленнее, чем ты ожидаешь, всегда начинаешь думать, сделали они так или нет.

— Еще один способ, который мы часто использовали в Renault, — говорит Пэт Симондс — заключался в том, чтобы не ехать полностью весь круг в полную силу. В те времена, когда во время тестов не замеряли время на каждом секторе, мы ехали, например, первый-второй быстро, а на третьем немного замедлялись, а потом, наоборот, замедлялись на первом, а дальше ехали на полную. Один из ярких примеров — Brawn и их автомобиль BGP001. Но тут возникает законный вопрос: зачем кому-то стараться спрятать свою истинную скорость, если все видят, что они могут быть очень быстры?

Brawn изо всех сил старались замедлиться на BGP 001
Brawn изо всех сил старались замедлиться на BGP 001

В 2009 году команда Brawn провела отличный сезон. Их Brawn BGP 001 была настолько быстра во время предсезонных тестов в Барселоне, что команда искала способы замедлить машину, дабы скрыть от остальных свою новинку: систему двойного диффузора — но с малым успехом.

— Как только мы увидели, какое время демонстрирует машина на треке, — рассказал Джеймс Воулз, который в те годы был главным стратегом команды, — и то, что другие команды вообще были неспособны хоть как-то с нами конкурировать, мы в буквальном смысле слова довесили машину балластом и таким образом провели оставшиеся дни тестов. Большинство решили, что первые дни мы пытались ввести всех в заблуждение, не подозревая, что в заблуждение мы всех вводили потом, используя каждый имеющийся лишний грамм, чтобы снизить скорость на тестах.

3. Сверхнатурализм

RB6 2010 года стал машиной, которая должна была принести своей команде и пилотам первый титул как в личном, так и в командном зачете. Ключом к этому стала система «выдувного» диффузора, состоящая из очень простой конструкции, где горячий воздух и выхлопные газы из двигателя отправлялись напрямую в диффузор, создавая дополнительную прижимную силу.

Понимая, что долго скрывать от других свои решения им не удастся, Red Bull решили прибегнуть к другому способу. На тестах 2010 года в Валенсии их автомобиль появился с двумя наклейками, изображающими фиктивную выхлопную систему, по одной с каждой стороны кожуха двигателя. Эти наклейки должны были отвлечь внимание конкурентов от реальной выхлопной системы, которая располагалась внизу автомобиля. Это было нестандартным решением, особенно с учетом того, что конкуренты постоянно нанимают фотографов, которые делают шпионские снимки машин.

Автомобиль RB6 с красной стрелой, указывающей на стикер с изображением выхлопа
Автомобиль RB6 с красной стрелой, указывающей на стикер с изображением выхлопа

Но Пэт Симондс считает это решение в большей степени пиар-ходом.

— Это было, скорее, забавно, — вспоминает он. — Не думаю, что Red Bull сделали это на полном серьезе — просто потому, что это было слишком очевидно. Вы видите эти наклейки, понимаете всю неожиданность происходящего и после этого, наоборот, досконально изучаете машину. Так что эти наклейки только привлекли к себе внимание всего паддока.

4. Ложное направление

В начале гибридной эры Williams с моторами Mercedes были настолько быстры, что сумели закончить сезон третьими в Кубке конструкторов — в 2014 и 2015 годах. В 2015-м их FW37 была исключительно быстра во время стартов: вспомните прорыв Фелипе Массы на Гран-при Великобритании. Как выяснилось позже, тому были основания, но команда сумела держать все в секрете на протяжении продолжительного времени.

— Когда я работал в Williams, — говорит Симондс, — мы придумали очень сложную систему, которая помогала нам подогревать шины. И долгое время никто об этом и не догадывался. Мы называли это устройство «default» — т. е. «по умолчанию», так что могли открыто говорить о нем по командному радио: нас не понимали.

— Никто из соперников не мог сообразить, почему, например, после автомобиля безопасности или тем более на первом круге гонки у нас так хорошо работает резина. А причина была в том, что она у нас была прогрета намного лучше, чем у остальных.

Williams срываются со старта во время Гран-при в Silverstone в 2015
Williams срываются со старта во время Гран-при в Silverstone в 2015

— Помимо того, что бы называли это устройство словом «default», которое само по себе ничего не значит, имелось и его реальное воплощение в виде нескольких тумблеров и рычажков в кокпите пилота. Если бы кто-то обратил на них пристальное внимание, сразу бы возник вопрос: а что это такое? Чтобы этого не случилось, мы наклеивали на них табличку с надписью «тормоза» или что-то подобное, чтобы остальные принимали этот тумблер совсем за другое устройство. И это срабатывало.

5. Камуфляж

В 2015 году во время тестов машина Red Bull вышла на трассу в камуфляжной раскраске. Задача была спрятать под ней аэродинамические линии кузова новой RB11. Машина выглядела в такой ливрее невероятно круто, но хотя камуфляж и должен был сыграть шутку со зрительными рецепторами конкурентов, Симондс не думает, что это на самом деле помогло.

Даниэль Риккардо за рулем закамуфлированной RB11
Даниэль Риккардо за рулем закамуфлированной RB11

— Red Bull очень умные ребята, и я считаю, что они планировали получить от этого хода больше шумихи, нежели реальной пользы, — говорит он. — В Формуле 1 мы не занимаемся тем, что делаем фотографии, а потом рассматриваем на них машину. Так что камуфляж в этом случае вряд ли сработал.

6. «Тайные» солдаты

В истории Формулы 1 были и такие времена, когда команды старались скрывать личности своих пилотов, а не технические решения на автомобилях. Один из таких случаев относится к 2000 году.

В тот год Питер Заубер пригласил на тесты в Мюджело 20-летнего пилота-сенсацию, у которого еще ни с кем не был заключен контракт. Речь идет о Кими Райкконене, на которого свои виды имели также Ferrari и Mclaren. Тогда на тестах ему придумали весьма подходящий псевдоним.

— Мы в команде полностью отдавали себе отчет в том, насколько он особенный, так что старались подобрать ему другое имя, чтобы никто не знал, что мы в самом деле тестируем Райкконена. Поэтому когда мы обращались к нему насчет подгонки сидений или чего-то подобного, мы называли его «эскимо».

«Эскимо» в действии
«Эскимо» в действии

А в далеком 1992 году был еще один похожий случай. На трассе Поль Рикар Эрик Кома тестировал Ligier — только это был не Эрик Кома…

Чтобы окончательно определиться с желанием вернуться в Формулу 1, Ален Прост надел на себя шлем Кома и белый комбинезон и сел в сине-белый автомобиль. Только вот он не снимал шлем и не поднимал визор даже во время пауз и остановок. Когда фотографы сумели наконец рассмотреть фотографии, то не было никакого сомнения, что под забралом скрывалась весьма характерная физиономия Профессора.

В тот момент поползли слухи, что Ален Прост вернется в гонки и будет выступать вместе с Тьерри Бутсеном.

7. Притворись слабым

Завершим рассказ еще одной цитатой Сун Цзы: «Если вы хотите окончательно сбить с толку противника, притворитесь слабым, если вы сильны, и сильным, если вы слабы».

Эта цитата имеет непосредственное отношение к тактике Mercedes в последние два сезона — и особенно в 2019-м, когда после тестов казалось очевидным, что Ferrari сильнее.

— Нам предстоит покорить серьезную вершину, — сказал тогда Льюис Хэмилтон, комментируя более чем полусекундное преимущество Ferrari над Mercedes на прошлогодних тестах в Барселоне. — Для нас это будет самая тяжелая битва, их темп слишком высок. Могу сказать, что наша задача окажется сложнее, чем мы надеялись.

Десять поул-позиций, 15 выигранных Гран-при и два свежих титула в личном и командном зачете — похоже, Mercedes хорошо справились со своей работой по покорению вершин — если таковые вообще существовали.

Mercedes и Ferrari в Барселоне в прошлом году
Mercedes и Ferrari в Барселоне в прошлом году

Но если обычные зрители и были обмануты хорошо разыгранным представлением, то люди бывалые — вроде Симондса — не попались на эту удочку.

— Многие думают, что тесты помогают настроить мощность и производительность, но это не так. Тесты — это то, что помогает отладить работу всей машины как сложной и тонко настроенной системы. Если поднять мои старые проверочные листы, то вы удивитесь, сколько позиций для тестирования они содержат. Так что если вы действительно работаете на тестах над настройками, то у вас попросту не будет времени, чтобы устанавливать быстрый круг. Так что нет никакого вреда сказать в такой момент: «Ох, у нас проблемы!».

Так что в тот момент, когда вы наблюдаете за предсезонными тестами, будьте готовы оценивать это критически. Далеко не все, что вы видите и слышите, продемонстрирует вам реальное положение вещей…

Перевод Марии Мельниковой

Похожие

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.