От яйца: самая уродливая Ferrari всех времен

Поклонники совершенных форм современных суперкаров из Маранелло вряд ли смогут сдержать внутреннюю дрожь, глядя на это, мягко говоря, крайне необычное купе. Между тем, его экстравагантный облик обусловлен исключительно утилитарными причинами, а в биографии Ferrari 166 MM/212 Export «L’Uovo» есть немало славных страниц.


Строго говоря, к появлению L’Uovo, или в переводе с итальянского «Яйцо» (а какие еще ассоциации могут прийти в голову при взгляде на это дизайнерское безобразие?) компания Ferrari имеет столько же отношения, сколько и четверка братьев Марцотто. Витторио, Джанино, Паоло и Умберто были наследниками огромной текстильной империи, существовавшей на итальянской земле более века, и, само собой, в средствах стеснены не были.

Ferrari 166

Двое из семейки – Джанино и Умберто – предпочитали тратить семейные деньги на автомобильные гонки, фанатичными поклонниками которых являлись. И сам Энцо Феррари говорил про старшего, что тот мог бы стать весьма достойным профессиональным пилотом. Если бы, как водится, уделял повышению своей квалификации должное количество времени. К слову, на счету Джанино – две победы в гонке Mille Miglia, что встречается отнюдь не часто: подобным достижением украшена, к примеру, биография знаменитого Тацио Нуволари. Причем первую он одержал всего в 22-летнем возрасте, став попутно еще и самым молодым лидером гонки на тот момент ее истории.
Поговаривают, впрочем, что синьор Энцо предпочитал говорить о Джанино Марцотто скорее в уничижительном тоне, так как несколько его недолюбливал. Это не помешало семье ткачей держать в гараже до 20 Ferrari единовременно: Марцотто не только удерживали молодую компанию из Маранелло на плаву, регулярно покупая ее спорткары, но и активно, как бы сейчас сказали, пиарили итальянскую марку на гоночных трассах.

Ferrari 166

Машина, которой предстояло стать «Яйцом», появилась на свет 2 февраля 1950 года как Ferrari 166 MM с кузовом Touring Barchetta и практически сразу попала в руки братьев Марцотто. Умберто, руководитель семейной команды Scuderia Marzotto, уже 2 апреля вывел новинку на старт гонки «Тарга Флорио», однако проблемы со сцеплением не позволили ему финишировать. Следующий заезд – 23 апреля, гонка «Милле Милья» – оказался судьбоносным: Умберто вдрызг расколошматил свежеприобретенный спорткар. Машину вернули на завод для восстановления, которое завершилось в июле 1950 года и обошлось братьям в кругленькую сумму.
Правда, практически заново пересобрав шасси, работяги из Маранелло и не подумали восстановить кузов. В то время считалось вполне нормальным, что строительством кузовов занимаются сторонние конторы. Но у Марцотто к тому времени созрела гениальная в своей простоте идея: разработать кузов для многострадального спорткара собственными силами. И, естественно, сделать его максимально практичным – братья все еще собирались выигрывать гонки.

Дело в том, что Энцо Феррари (как это частенько бывало) весьма вспыльчиво отреагировал на предложение Джанино Марцотто кое-что улучшить в восстанавливаемой баркетте. Поэтому братья призвали на помощь Франко Реджиани, известного итальянского скульптора, попробовать свои силы в промышленном дизайне и создать что-то совершенное с точки зрения аэродинамики. Воплощать идеи Франко в жизнь предстояло ателье Carrozzeria Fontana из Падуи. И этот триумвират смог-таки посрамить и Феррари, и видных итальянских кузовщиков.

салон Ferrari 166

Реджиани по наводке Джанино Марцотто в творчестве своем вдохновлялся образами самолетов – именно поэтому у спорткара практически круглый «фюзеляж» с огромным отверстием посредине и очень низкий «кокпит». Нужно понимать, что «аэродинамика» в середине прошлого века существовала по большому счету лишь в воображении дизайнеров, которые интуитивно нащупывали пути к оптимально обтекаемым формам. А вот специалистам по железу удалось сделать практически невозможное. Экономя везде, где только можно, они смогли сделать будущее «Яйцо» впечатляюще легким: по некоторым данным, спорткар от Carrozeria Fontana получился на центнер легче считавшегося тогда эталоном спайдера от Carrozzeria Touring на той же платформе. В общем, классический гоночный рецепт – аэродинамика и легкость. И именно на этом этапе спорткар получает ласковое прозвище L’Uovo – «Яйцо».

вид спереди Ferrari 166

Марцотто, видимо, действительно были слегка не от мира сего, так как не только не засунули создание Реджиани в самый дальний и пыльный угол гаража, но протащили спорткар по завиднейшим гонкам тогдашней Италии. Естественно, с самими собою за рулем. Но как минимум одного из братьев – Джанино – вполне можно заподозрить в очень тонком расчете. Каждый свой заезд он использовал для продвижения продукции своей фабрики, к примеру, выходя на старт то в роскошном свитере, то в двубортном костюме марки Marzotto. И вполне естественно с его стороны было предположить, что такой необычный спорткар привлечет дополнительное внимание и к семейному бренду.

Giro di Sicilia

Дебютировало «Яйцо» в едва-едва законченном виде на Giro di Sicilia и долгое время удерживало лидерство, пока посыпавшиеся шестерни дифференциала не заставили Джанино сойти с трассы. История повторилась на Mille Miglia того же, 1951 года – стабильное лидерство и технический сход (в хвосте экстравагантного спорткара плелись между тем и Ferrari заводской команды с 4,1-литровыми моторами), на этот раз из-за проблем с шинами Pirelli. Тем не менее, семья гонщиков не опускала рук, и после ряда усовершенствований «Яйцо» под управлением Джанино одерживает первую победу – на гонке Giro della Toscana. Затем были очередная попытка покорить Mille Miglia (и очередной технический сход), ряд побед в менее масштабных гонках и 4 место в общем зачете в Avus Grand Prix. Сентябрь 1952 года, последний заезд в недлинной гоночной биографии самого экстравагантного Ferrari на планете. Его создатель, Джанино Марцотто, променял купе на ту самую 4,1-литровую Ferrari 340 America, на которой и выиграл вторую в своей жизни «Милле Милья».

двигатель  Ferrari

А «Яйцо» отправилось в Мексику – итальянцы хотели попробовать свои силы в легендарной Carrera Panamericana. По ряду причин у них ничего не вышло, и, вернувшись на родину, свое нелюбимое детище братья оставили в Мексике, после чего «Яйцо» в прямом смысле пошло по рукам. Сменив множество владельцев, как понимающих, так и не очень, купе осело в Италии и три десятка лет провело в одном и том же гараже, изредка выезжая на исторические променады, юбилейные вечеринки дома Марцотто и иногда показываясь в заводском музее Ferrari. Тем не менее, не так давно – летом нынешнего года – «Яйцо» все же появилось на аукционе автомобильных редкостей, устроенном Sotheby’s в калифорнийском Пеббл Бич. И что бы вы думали? Очередной, так сказать, технический сход: аукционисты планировали выручить за уникальный Ferrari от 5 до 7 млн долларов, но продать купе пришлось ниже нижнего предела. Больше 4,5 млн за уникальное, невыносимо элегантное в своем безобразии изделие никто не дал.

феррари 166
166
феррари 166

Автор: fichetto

Похожие

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *